+7 (977) 102-97-09
+7 (915) 478-22-26
Для справок WA, Viber

Орехово-Зуево 
Московская область
info@etnogorod.ru

Что такое пупырух?

Люблю я странные слова. Такие, над которыми голову поломать нужно, поковыряться, призадуматься. Исключительное счастье случайно нащупать тонкую нить и распутать большой клубок. Увлекает не столько результат, сколько сам процесс познания. Невероятно увлекательное занятие!

Думаю, друзья мои, вы и сами такие. Вы же читаете Этногород не просто так, правда?

На днях мне попалось новое незнакомое слово - «‎пупырух». 

Возможно, вы его слышали. А может быть, даже читали о нем. Ведь за последние пару лет про это слово писали многие газеты. Я, к своему стыду или счастью, не слышала.

Не взирая на тот факт, что первым слово «‎пупырух» упоминал в книгах один из любимейших мною писателей - Николай Семёнович Лесков.

«Какая это была болезнь — научно не определено, но народно ее звали «пазуха», или «веред», или «жмыховой пупырух», или даже просто «пупырух» Может быть, это была сибирская язва, может быть, какая-нибудь другая язва, но только она была губительна и беспощадна, а самое распространенное название ей, опять повторяю, было «пупырух».

Из рассказа «Несмертельный Голован» (Николай Лесков)

В неизвестно каком году первой половины XIX в. было в Орловской губернии «моровое поветрие». Лесков пишет, что неизвестно, что это была за болезнь, которая появилась вначале у скота, а потом ею стали заболевать и люди.

Люди в те годы сторонились друг друга и только Голован каким-то чудом, не прячась на карантин, заходил в каждый дом, не боясь болезни. Подробнее рассказывать не будем, вдруг кто-то из вас захочет насладиться рассказом Николая Семёновича? А лучше продолжим рассуждения про «пупырух».

Подробное описание недуга, по словам самого Лескова, он взял из второй медицинской рукописи 1880 года, «Прохладный Вертоград», составленной В.М. Флоринским. Слово вертоград в этом названии означает «сад», «цветник» или «виноградник».

Василий Маркович, родившийся в 1834 году не так далеко от Орехово-Зуева - в Юрьевском уезде, Владимирской области, был врачом и исследователем.

В предисловии к изданию профессор обращает внимание читателей на то, что эта книга является переводом известного немецкого аптекарского лечебника Hortus Amoenus. Перевод осуществлен подьячим Андреем Никифоровым в 1672 году. В. М. Флоринский подчеркивает, что переводные книги того времени нельзя считать в чистом виде иностранными, потому что еще не было никакой подготовки для усвоения медицинских понятий и не существовало необходимой терминологии.

Лесков пишет, что болезнь, пришедшую на Орловскую землю, лечили по переписанному купцом Андросовым лечебнику и рецептам от моровой язвы.

«Какая это была болезнь — научно не определено, но народно ее звали «пазуха», или «веред», или «жмыховой пупырух», или даже просто «пупырух»… Человек, который сегодня подавал пить заболевшему родичу, — завтра сам заболевал «пупырухом», и в доме нередко ложилось два и три покойника рядом…».

Интересно, что книга дошла до наших дней и находится в зале № 20 постоянной экспозиции Исторического музея. Этот сборник был переведён на русский язык с польского Симеоном Полоцким, для дочери царя Алексея Михайловича царевны Софьи, и носит наименование: «Книга глаголемая Вертоград Прохладный, избранная от многих мудрецов о различных врачевских вещах ко здравию человекам пристоящих».

Существует несколько редакций «Прохладного Вертограда». С течением времени сборник подвергался изменениям. Те его части, которые казались устаревшими, отбрасывались, вносились более новые и актуальные, по мнению русского переписчика, лечебные сведения.



Книга содержит сведения о лечении болезней всеми доступными для того времени методами. Благодаря этому мы можем получить представление о медицине XVI–XVII вв.

 По книге «Прохладный Вертоград» проходили обучение в первой русской школе лекарей, учреждённой царём Алексеем Михайловичем. Ученики этой школы, окончив её («уходя на свои харчи»), распространяли «Прохладный Вертоград» по Руси. До наших дней дошло около сотни экземпляров «Вертограда», большей частью рукописных. Эта книга стала одним из самых популярных медицинских сочинений, поскольку все сведения в ней систематизированы.

Большая часть «Вертограда» посвящена описанию целительных свойств различных растений, продуктов питания, минералов и других веществ. В ней также рассказывается об их применении в гигиенических и врачебных целях.

В этом лечебнике как раз и указаны слова, используемые после Лесковым в его рассказе:


«… на ветер не ходити, а сидети в избе теплой, топленой, и окон не открывати; курити полынем и можжевеловыми дровами, и листвием рутовым и дубовым; в баню и на беседы не ходити. А к больному как войти, тогда во рту держати дягилево корение, которое в уксусе лежало винном, и ноздри уксусом же помазывати».

А названия, к слову, придумывались в процессе переписчиками. Подбирались аналогичные слова на русском языке. До наших дней слова не дошли - были заменены профессиональными терминами. Но пупырух, благодаря творчеству Лескова, знаком многим. А в период карантина по короновирусу жители Орла вспоминали главного героя рассказа «Несмертельный Голован» частенько, покупая имбирь в тридорога и изолируя себя от окружающей, чтобы сохранить здоровье.

Даже о карантине тех времен можно прочесть у писателя:

«Никто ничего в этом понять не мог, точно в казенном указе, в котором писано и переписано, то туда, то сюда и «в дву потомуж». Применять же могли одни заключительные слова: «а где бывает мор, и в те места не надобе ходить, а отходити прочь».


Книги Лескова с детства в моем сердечке, хоть многое уже и не помню. А вы читали?