+7 (977) 102-97-09
+7 (915) 478-22-26
Для справок WA, Viber

Орехово-Зуево 
Московская область
info@etnogorod.ru

Зеленые братья в славянской культуре

 

 

 

 

Содержание

  1. Споры о библейском древе.
  2. Царь леса – дуб.
  3. Не я бью – верба бьет.
  4. Куда тянется тополь?
  5. Образы деревьев в народных и авторских песнях.
  6. Семейная этнопрогулка.

 

 

Есть много споров о том, чем было «райское дерево», плоды которого вопреки запрету вкусили первые люди. Например, греки считают, что это смоковница, потому что листьями фигового дерева Адам и Ева прикрыли наготу после грехопадения. Жители Шампани во Франции верят, что речь о виноградной лозе. В Европе, особенно в Германии, отстаивают мнение, что «райским деревом» была яблоня. В пользу этой теории, помимо заманчивости румяного плода, говорит игра слов при переводе. Есть два похожих латинских выражения: “malum” – зло и “e malo” – с яблони.

 

Царь леса – дуб

 

У древних славян тоже было понятие, подобное райскому дереву. Оно трактовалось как Древо Жизни. И этим деревом был дуб, способный, по мнению наших предков, исцелять недуги, открывать тайны мироздания и скрытые возможности человека. Считалось, что дуб соединяет и уравновешивает три мира – Яви, Нави и Прави. Поэтому с этим деревом связано множество старинных преданий и поверий.

 

Особенно ценным был дуб, в который попала молния. Из него делали обереги и разные магические предметы. Щепу такого дуба клали в конюшне, чтобы лошади были здоровыми и сильными. Да и сами люди лечились с помощью пораженного молнией дуба. Например, тем, у кого болела спина, следовало весной прийти к дереву и прислониться больным местом.

Некоторые современные ученые подтверждают, что дубы действительно способны передавать информацию друг другу. Возможно, передавали бы ее и нам, если бы в век прогресса мы не разучились общаться с природой. Тем более, что в нашем Мещерском крае растет много дубов, в их честь даже названы реки: Большая и Малая Дубна, Дубёнка. Такие названия лишь подчеркивают почтенное отношение народа к зеленому царю леса.

 

Не я бью — верба бьет

 

Множество обрядов нашего народа связано с вербой. В наши дни первой ассоциацией будет Вербное воскресенье. Недавно в известном журнале «Русский дом» опубликовали воспоминания русского писателя, публициста и педагога Владимира Николаевича Крупина:

«В Вербное воскресенье мы шли за вербой. Ее называли по-разному: верба, тальник, краснотал, ракита – прямо плыли к ней в снегу по грудь. Возвращались все мокрёхоньки. В другие дни матери ругали бы нас, а тут – нет. Брали ветки ласковыми руками, проводили по ладошке, по щеке, будто гладили себя пушистыми крохотными серыми зайчиками.

Вербочки лежали у нас на божнице, перед бабушкиной иконой. При болезнях вербочки заваривали с чаем. Одну веточку брали, когда в мае выгоняли первый раз коров, чтобы хлестнуть каждую. Вербочку не возвращали домой, а втыкали у берега. Вербочки обязательно приживались. И сейчас мальчишки тоже ходят за нею. А девочки обвязывают пучки вербы красными ленточками. В церкви батюшка освящает вербу».

 

 

Особое отношение к вербе прослеживалось и в дохристианский период. Но несмотря на то, что церковное руководство всегда боролось с «пережитками язычества», древние традиции и обычаи были необходимы земледельцам, впрочем, как и любым другим людям, потому что всецело соответствовали практическим и духовным потребностям. В итоге не секрет, что праздники двух культур и религий наложились друг на друга. Не стало исключением и приближающееся Вербное воскресенье. Алексей Николаевич Толстой в рассказе «Американский подводный житель» (1913 г.) устами главного героя иронично отметил:

«Верба установлена, казалось ему, на случай предотвращения народного ропота по поводу длинного поста. Народ – дрянь, возропщет и на Страстной подгадит».

Но верба, то есть праздник Вербное воскресенье, не просто установлена, как выразился здесь писатель. Вспомните обрядовые песенки этого дня: «Верба красна, бей до слез, будь здоров!», — или: «Не я бью — верба бьет, вербохлест бьет до слез», «Хвора в лес, а здоровье в кости». Это отголоски древнего праздника под названием Вербохлёст. Подобные весенние заговоры должны были изгонять зимние хвори. Также детям приговаривали: «Расти, как верба!», «Как вербочка растет, так и ты расти!» В некоторых местностях женщины, которые долго не могли родить ребенка, ели почки вербы, потому что это дерево – символ плодородия, богатородия и здоровья. Вот и древний славянский обряд «вербохлёст» был связан с обрядом оплодотворения, поскольку наличие множества детей – залог спасения рода и народа. Если они будут здоровы, то вырастут сильными воинами-защитниками и умелыми пахарями родной земли.

 

Куда тянется тополь?

 

Самым нейтральным деревом в плане обрядов считается тополь, который не стремится ни помогать, ни вредить человеку. Хотя в южных регионах говорят, что, если прислонившись к березе, можно зарядиться хорошей энергетикой, то тополь, наоборот энергию забирает.

Интересна легенда о появлении пирамидального тополя. По преданию, девушка ждала возвращения своего возлюбленного из дальних мест. Возможно, казак уходил в поход, или какие другие дела заставили молодых людей временно расстаться, но в назначенный срок парень не вернулся. Девушка узнала, что он погиб в пути. Вышла она из дома, отправилась в поле, а потом протянула руки к небу и обратилась в стройное изящное дерево – тополь.

 

 

Образы деревьев в народных и авторских песнях

 

Традиция почитания деревьев нашла отражение в фольклоре и прикладном творчестве народов: в мифах, сказаниях, песнях, загадках, поговорках, и, безусловно, в вышивке, резьбе, домовом орнаменте. Особое отношение наших предков с миром природы продолжает вдохновлять современных авторов. В этой связи интересно стихотворение Юрия Рыбчинского «Три совета», ставшего популярной украинской песней. Поэт призывает не рубить тополь у дороги, иначе можно встретиться с бедой: «може, та тополя – твоя доля», т.е., может, этот тополь – твоя судьба. Не ломать калину у дома – второй наказ поэта. Калина заплачет, словно мать, а она в жизни одна – лучше приведи внуков к ней (и к калине, и к матери). Третий пункт касается уже птиц и запрещает стрелять в птаха на рассвете: может, он твоя последняя любовь, не губи те крылья, лучше полети с ним в небо. Красивая символика и важные заветы для будущих поколений. Подобная параллель растений и людских судеб прослеживается с очень давних времен. Так, в старинной народной белорусской песне молодая, покидая родительский дом, надламывает во дворе березу и говорит: «Расти, моя береза, без верхушки, живи, моя матушка, без дочушки». Данный фольклор приведен в издании 1874 года «Белорусские народные песни, с относящимися к ним обрядами, обычаями и суевериями». Как обычно, делимся книгой на нашем канале в Telegram.

 

Больше узнать о деревьях и пернатых нашего края и связанных с ними поверьях на экоэкскурсии «Тайны старой Мельницы» от проекта Этногород.