Автор Екатерина Радченко

О земляках

Он памятью России дорожил...

А. С. Пушкин, Тарас Бульба, Ф. Э. Дзержинский, В. В. Маяковский, Ш. Руставели, Н. Островский… Статуэтки и памятники этим людям широко известны по всей стране и далеко за её пределами. А их автором был наш земляк, житель подмосковного города Ликино-Дулёво – скульптор Николай Павлович Пустыгин (1918 – 1984).

Как уже писали на сайте "Атмосфера" (проект издательства "Подмосковье"), в Московскую область он попал после Великой Отечественной войны. А родился Николай Пустыгин в Пензенской области, в селе Трескино.

Там же по окончании Пензенского художественного училища в 39-ом получил профессию скульптора.

Вскоре началась война, и Николай Павлович ушел на фронт. Воевал в составе Северного Фронта, защищал от фашистов такие города, как Истра, Волоколамск, Новый Иерусалим, Опалиха, Дедовск, Павшино и другие. И, конечно, участвовал в боях за Москву. За проявленное мужество награждён медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией», «За доблестный труд в ВОВ». Позже, в мирное время, ветерану не раз вручали Юбилейные медали Победы.

Защитив территорию Подмосковья в годы войны, Николай Пустыгин связал дальнейшую жизнь с этой землёй. После ВОВ он устроился работать на Дулёвский фарфоровый завод (ДФЗ). Именно здесь в 40-50-е годы были созданы известные фарфоровые статуэтки таких выдающихся личностей, как П. И. Чайковский, В. И. Ленин, М. Горький, Н. В. Гоголь, А. В. Суворов, Б. Хмельницкий. Также были и групповые скульптуры, например, «Горький и Сталин: обсуждение романа». Николай Павлович непрерывно повышал своё мастерство в области скульптурного портрета и работы с фарфором. Наряду с вышеупомянутыми деятелями, скульптор создал статуэтки «Спящая девушка», «Пограничник», «Уйгурский танец», которые по сей день пользуются спросом людей, знающих толк в искусстве скульптуры. Да и тема животных осталась не менее востребованной. «Аист», «Волчонок», «Собака с уткой» также продолжают продаваться на различных интернет-площадках.

Скульптор активно делился своими навыками и любовью к творчеству с молодёжью того времени. Когда в 1945 году при ДФЗ было создано художественно-ремесленное училище №58, Николай Павлович начал преподавать историю искусства художественной керамики и акварельной живописи. Через год Н. Пустыгин стал членом правления Московского отделения Союза художников. Позже, в 1954-57 годах, он был членом ревизионной комиссии Московского отделения, а с 58 по 61 гг. – председателем правления Московского областного отделения художественного фонда РСФСР. В 1965 году скульптор Пустыгин стал членом Союза художников СССР.

Всегда активно занимаясь творчеством, Николай Пустыгин многократно участвовал в различных художественных выставках, в том числе всесоюзного уровня. А его скульптуры и фарфоровые статуэтки легли в основу создания многих памятников. Большая часть установлена в Орехово-Зуево — соседний город с Ликино-Дулёво, где трудился Николай Павлович.

Так, в 1953 году около бывшего Дома Советов ореховозуевцы открыли памятник Владимиру Маяковскому. Событие приурочили к 60-летию поэта. Автором проекта был Николай Пустыгин. Стоит отметить, что, несмотря на некое сходство статуэтки и памятника, в целом образы получились разные по духу. Небрежная прическа, одна рука в кармане, другая – за спиной, горделивый и непокорный взгляд – таков В. Маяковский, изображённый в формате статуэтки. Более поздняя версия образа поэта, воссозданного в памятнике, изображает более собранного и вычурного человека, а в руке появляется то ли блокнот со стихами, то ли знаменитый советский паспорт, которому поэт посвятил одно из стихотворений. Этот памятник не раз становился местом сбора местных поэтов и писателей, где даже оживленное движение центральной улицы не мешает делиться творчеством и вдохновением.

Памятник Ф. Дзержинскому был открыт в 1954 году. В начале 90-х его переместили из сквера Текстильного техникума во двор пожарной части. Но главное, что памятник сохранён и по-прежнему поддерживается в надлежащем состоянии.

В том же 54-ом году по проекту Пустыгина был открыт памятник Горькому, чья жизнь и деятельность не раз пересекалась с Орехово-Зуево, его фабрикантами, революционерами и писателями.

В 1957 году, в день 120-летия со дня смерти А. С. Пушкина, был открыт памятник поэту. Он установлен на площади, тоже названной в честь Александра Сергеевича. И вновь творческая работа Николая Пустыгина показала многогранность его таланта как скульптора. Ведь, кроме известного памятника на площади Пушкина, Николай Павлович также стал автором бюста, установленного в округе, в деревне Плотава.

Эти памятники – творческое наследие известного и талантливого скульптора Николая Павловича Пустыгина. Труд, который можно оценить по достоинству, просто прогуливаясь по городу. Хотите увидеть памятники, созданные скульптором Пустыгиным? Историко-этнографический проект «Этногород» недавно разработал новый экскурсионный маршрут «Говорящие памятники». Программа включает в себя в том числе знакомство с работами скульптора Пустыгина.

Увидеть воочию работы скульптора также можно во многих музеях, например, в Ногинском краеведческом музее, в Музее революции, в Бородинском музее, Государственном музее керамики в Кусково, в музее Н. Островского, в музее истории и реконструкции Москвы, в Московском областном музее краеведения. Разумеется, работы Н. Пустыгина имеются и в музее Дулёвского фарфорового завода – места, где и было создано большинство статуэток автора.

Особую атмосферу, созданную Н. Пустыгиным, отмечали даже после кончины скульптора. Ореховский художник Константин Иноземцев в 1984 году получил от Союза художников мастерскую, в которой раньше работал Николай Павлович. По словам К. Иноземцева, он тогда сразу же почувствовал особенную атмосферу, «намоленность» места и энергетику творчества. Всё это и сподвигло будущего известного художника всерьёз заняться живописью.

Вот такое оно – творческое наследие: выражается не только в керамике, но и в духе созидания.

Забытые профессии

Извозчик

Ванька, лихач, живейный, голубчик и ломовик – это классификация профессии извозчика. Да-да, у них тоже существовала своя специализация. Хотя это больше напоминает классовое деление.

Грузоперевозками занимались ломовики. Помните выражение «ломовая лошадь»? Вот ломовикам служили лошади-тяжеловозы.

«Ваньками» называли перебравшихся в город крестьян. На своих тощих и старых лошадках они обслуживали самых небогатых пассажиров. Живейные были неким средним звеном. А богатые пользовались услугами лихачей с ухоженными лошадьми и щегольскими колясками. Существовала и особо элитная группа кучеров. Они работали от биржи, носили форму, а экипажи украшали под дугой колокольчиками. «Эх, голуби!» — выкрикивали своим коням эти извозчики, за что и получили прозвище «голубчики». Впрочем, самые богатые дворяне, конечно, могли себе позволить нанимать не случайного извозчика, а иметь постоянного личного кучера, конюха и экипаж. Причем по одному «набору» на каждого члена семьи. И если молодым людям изредка позволялось обратиться к уличному извозчику, то для дам это было моветоном. Так было до 1860-х годов. А количество лошадей в упряжке зависело от чина и регулировалось на законодательном уровне.

Жаль, что профессия извозчика входит в число устаревших, а знаменитую тройку с бубенцами можно встретить лишь на некоторых массовых гуляниях. А ведь было время, когда люди с нетерпением ждали нововведений в системе таких перевозок. Например, в 1863 году некий гражданин писал в адрес редакции одного модного журнала, что весь Питер в чаянии новых общественных экипажей, которые, предполагалось, будут удобными, изящными и общедоступными. Особые надежды возлагались на прочность колясок:

«Рессоры этих экипажей, говорят, устроены по такой системе, которая дает им возможность весьма удобно выносить убийственную петербургскую мостовую, причем, конечно, будет несравненно менее уличных ломок осей, колес и тому подобных экипажных принадлежностей, приключения с которыми заставляют нынче весьма часто несчастных седоков рисковать своими ребрами и шеей».

Конечно, Петербург и извозчики – это особая тема. Люди этой профессии работали в городе с первых лет его существования, а в 1901 году здесь появились первые «ученые извозчики».

Претендентов обучали географии Петербурга и его окрестностей, французскому языку, управлению лошадьми, новой таксе, астрономии (для ночных извозчиков) и хорошим манерам. Экзамены сдавали прилюдно. Первых успешных выпускников было 55. Остальным была назначена переэкзаменовка: 60 человек не осилили французский, 20 — запутались в географии, 15 — в астрономии.

Вот какие премудрости были у «водителя кобылы», как в шутку названа профессия в песне Л. Утёсова.

На фото: открытка «Извозчик» (1900-1917 г.) из серии «Русские типы» Всемирного почтового Союза.

Их едят, они глядят


«Грибы называются детьми богов, ибо родятся они без семян, не так, как другие», — гласит одна из легенд, найденная в немецком травнике XVI века. Каких только представлений не было в древние времена касательно происхождения грибов!

Одни считали, что грибы рождаются в том месте, куда ударила молния. Эдакие инопланетяне, прилетевшие на небесной огненной стреле. Другие полагали, что грибы – от лукавого и вообще сторонились этих созданий. В славянских поверьях грибы считались живыми существами, умеющими говорить и превращаться в жаб, червей и даже в золото. Люди боялись, что эти существа способны отбирать у человека силу и здоровье. Первые околонаучные попытки объяснить происхождение грибов толковали это как испарение гниющих в почве органических веществ.

Немало разногласий вызывали и названия отдельных видов грибов. Так, например, дождевик известен как дедушкин табак, заячья картошка, табачный гриб и чертова тавлинка. Любой вариант можно объяснить разнообразием свойств этого гриба. Дождевиком его называют потому, что он способен впитывать влагу. Поэтому не стоит пытаться собирать его после дождя – получите желеобразную неприятную массу. Зато в сухую погоду, если наступить на взрослый гриб, он с хлопком выпускает дымок, похожий на табачный. Дождевик обладает множеством полезных свойств и витаминов.

И пусть сейчас люди знают, что грибы появляются из-под земли без семян, потому что в почве находится большая грибница, немало курьёзов и предрассудков продолжают жить в народе. Такое явление, как «ведьмины круги», до сих пор пугает особо впечатлительных. «Ведьмины круги» — название, пришедшее из Древней Руси. Явление известно повсеместно, и во Франции, например, его называли «волшебными кругами». По народным представлениям, ночью, при ярком свете луны магические существа водили хороводы и утаптывали землю кругами, а вот к утру на этом месте вырастали грибы. Магическими существами, в зависимости от местности, могли считать фей, ведьм, гномов или троллей.

Итак, ведьмиными кругами называют участки земли, по форме напоминающие круг, внутри которого ничего не растет, а по кромке рассыпано множество грибов. Диаметр таких кругов с каждым годом увеличивается и может быть как 20 м, так и все 200 м. На самом деле всё объясняется довольно просто. Если грибница на открытом пространстве не встречает препятствий, то характеризуется центробежным ростом, то есть разрастается равномерно в стороны по всему радиусу. В середине грибница со временем отмирает, а вот по краям, где молодые участки, появляются плодовые тела – грибы. При этом грибница, особенно в период роста и плодоношения, потребляет так много воды, органических и минеральных веществ, что для травы, растущей над ней, питания не остается, и зелень умирает. Поэтому в середине «ведьминых кругов» не растёт трава. По диаметру круга можно определить возраст грибницы. В год она нарастает на 10-12 см. Таким образом, если диаметр круга составляет 70 м, то грибнице около 500 лет.

Между тем, грибы не раз приносили пользу людям. И речь не только об источнике пищи или лекарственных свойствах. Вспомните поговорку: «В Рязани грибы с глазами. Их едят, они глядят». Выражение уходит корнями в XIV век. Рязанское княжество стояло на пути ордынцев, направлявшихся вглубь страны. Рязанская лесная земля, богатая грибами, помогала распознать врага. Местным жителям тогда запретили трогать грибы. Поэтому, если находили срезанный или растоптанный гриб, это служило сигналом для разведки, что поблизости враг. Так грибы становились «зрячими», а вернее служили глазами защитников. «Слепые» же грибы, нетронутые, свидетельствовали о том, что на границе пока всё спокойно. В 2013 году в Рязани открыли памятник «глазастым» грибам. Он представляет собой бронзовую скульптуру семьи боровичков, смотрящих в разные стороны и охраняющих покой местных жителей.

Вот такие грибы-грибочки!

Зеленые братья в славянской культуре

Есть много споров о том, чем было «райское дерево», плоды которого вопреки запрету вкусили первые люди. Например, греки считают, что это смоковница, потому что листьями фигового дерева Адам и Ева прикрыли наготу после грехопадения. Жители Шампани во Франции верят, что речь о виноградной лозе. В Европе, особенно в Германии, отстаивают мнение, что «райским деревом» была яблоня. В пользу этой теории, помимо заманчивости румяного плода, говорит игра слов при переводе. Есть два похожих латинских выражения: “malum” – зло и “e malo” – с яблони.

Царь леса – дуб

У древних славян тоже было понятие, подобное райскому дереву. Оно трактовалось как Древо Жизни. И этим деревом был дуб, способный, по мнению наших предков, исцелять недуги, открывать тайны мироздания и скрытые возможности человека. Считалось, что дуб соединяет и уравновешивает три мира – Яви, Нави и Прави. Поэтому с этим деревом связано множество старинных преданий и поверий.

Особенно ценным был дуб, в который попала молния. Из него делали обереги и разные магические предметы. Щепу такого дуба клали в конюшне, чтобы лошади были здоровыми и сильными. Да и сами люди лечились с помощью пораженного молнией дуба. Например, тем, у кого болела спина, следовало весной прийти к дереву и прислониться больным местом.

Некоторые современные ученые подтверждают, что дубы действительно способны передавать информацию друг другу. Возможно, передавали бы ее и нам, если бы в век прогресса мы не разучились общаться с природой. Тем более, что в нашем Мещерском крае растет много дубов, в их честь даже названы реки: Большая и Малая Дубна, Дубёнка. Такие названия лишь подчеркивают почтенное отношение народа к зеленому царю леса.



Не я бью — верба бьет

Множество обрядов нашего народа связано с вербой. В наши дни первой ассоциацией будет Вербное воскресенье. Недавно в известном журнале «Русский дом» опубликовали воспоминания русского писателя, публициста и педагога Владимира Николаевича Крупина:

«В Вербное воскресенье мы шли за вербой. Ее называли по-разному: верба, тальник, краснотал, ракита – прямо плыли к ней в снегу по грудь. Возвращались все мокрёхоньки. В другие дни матери ругали бы нас, а тут – нет. Брали ветки ласковыми руками, проводили по ладошке, по щеке, будто гладили себя пушистыми крохотными серыми зайчиками.

Вербочки лежали у нас на божнице, перед бабушкиной иконой. При болезнях вербочки заваривали с чаем. Одну веточку брали, когда в мае выгоняли первый раз коров, чтобы хлестнуть каждую. Вербочку не возвращали домой, а втыкали у берега. Вербочки обязательно приживались. И сейчас мальчишки тоже ходят за нею. А девочки обвязывают пучки вербы красными ленточками. В церкви батюшка освящает вербу
».

Особое отношение к вербе прослеживалось и в дохристианский период. Но несмотря на то, что церковное руководство всегда боролось с «пережитками язычества», древние традиции и обычаи были необходимы земледельцам, впрочем, как и любым другим людям, потому что всецело соответствовали практическим и духовным потребностям. В итоге не секрет, что праздники двух культур и религий наложились друг на друга. Не стало исключением и приближающееся Вербное воскресенье. Алексей Николаевич Толстой в рассказе «Американский подводный житель» (1913 г.) устами главного героя иронично отметил:

«Верба установлена, казалось ему, на случай предотвращения народного ропота по поводу длинного поста. Народ – дрянь, возропщет и на Страстной подгадит».

Но верба, то есть праздник Вербное воскресенье, не просто установлена, как выразился здесь писатель. Вспомните обрядовые песенки этого дня: «Верба красна, бей до слез, будь здоров!», — или: «Не я бью — верба бьет, вербохлест бьет до слез», «Хвора в лес, а здоровье в кости». Это отголоски древнего праздника под названием Вербохлёст. Подобные весенние заговоры должны были изгонять зимние хвори. Также детям приговаривали: «Расти, как верба!», «Как вербочка растет, так и ты расти!» В некоторых местностях женщины, которые долго не могли родить ребенка, ели почки вербы, потому что это дерево – символ плодородия, богатородия и здоровья. Вот и древний славянский обряд «вербохлёст» был связан с обрядом оплодотворения, поскольку наличие множества детей – залог спасения рода и народа. Если они будут здоровы, то вырастут сильными воинами-защитниками и умелыми пахарями родной земли.

Куда тянется тополь?

Самым нейтральным деревом в плане обрядов считается тополь, который не стремится ни помогать, ни вредить человеку. Хотя в южных регионах говорят, что, если прислонившись к березе, можно зарядиться хорошей энергетикой, то тополь, наоборот энергию забирает.

Интересна легенда о появлении пирамидального тополя. По преданию, девушка ждала возвращения своего возлюбленного из дальних мест. Возможно, казак уходил в поход, или какие другие дела заставили молодых людей временно расстаться, но в назначенный срок парень не вернулся. Девушка узнала, что он погиб в пути. Вышла она из дома, отправилась в поле, а потом протянула руки к небу и обратилась в стройное изящное дерево – тополь.


Образы деревьев в народных и авторских песнях

Традиция почитания деревьев нашла отражение в фольклоре и прикладном творчестве народов: в мифах, сказаниях, песнях, загадках, поговорках, и, безусловно, в вышивке, резьбе, домовом орнаменте. Особое отношение наших предков с миром природы продолжает вдохновлять современных авторов. В этой связи интересно стихотворение Юрия Рыбчинского «Три совета», ставшего популярной украинской песней. Поэт призывает не рубить тополь у дороги, иначе можно встретиться с бедой: «може, та тополя – твоя доля», т.е., может, этот тополь – твоя судьба. Не ломать калину у дома – второй наказ поэта. Калина заплачет, словно мать, а она в жизни одна – лучше приведи внуков к ней (и к калине, и к матери). Третий пункт касается уже птиц и запрещает стрелять в птаха на рассвете: может, он твоя последняя любовь, не губи те крылья, лучше полети с ним в небо. Красивая символика и важные заветы для будущих поколений. Подобная параллель растений и людских судеб прослеживается с очень давних времен. Так, в старинной народной белорусской песне молодая, покидая родительский дом, надламывает во дворе березу и говорит: «Расти, моя береза, без верхушки, живи, моя матушка, без дочушки». Данный фольклор приведен в издании 1874 года «Белорусские народные песни, с относящимися к ним обрядами, обычаями и суевериями». Как обычно, делимся книгой на нашем канале в Telegram.